Ника Волина (kaplja) wrote,
Ника Волина
kaplja

Categories:

История борьбы с пьянством и алкоголизмом в 20 - 30-х годах (4)

В феврале 1928 г. в Москве было создано «Общество по борьбе с алкоголизмом», среди учредителей которого были Н. И. Подвойский, М. С. Буденный, Д. Бедный, Вс. Иванов и Владимир Маяковский. К началу 1929 г. в стране такие общества были уже примерно в 200 горо­дах с общим числом членов около 250 тыс. С августа 1928 г. по январь 1929 г. ими были организованы в 103 городах демонстрации трудящихся против пьянства и алкоголизма, в 58 — «рабочие конференции по борьбе с алкоголизмом», в 116 благодаря их деятельности при­няты постановления местных органов власти об ограничениях времени и мест торговли спирт­ными напитками.



В июне 1928 г. вышел первый номер всесоюзного журнала «Трезвость и культура», кро­ме того, на Украине стал выходить журнал «За трезвость».

В ноябре 1928 г. для координации работы местных обществ был создан Всесоюзный совет противоалкогольных обществ, председателем ко­торого был избран Ю. Ларин, видный револю­ционер и партийный деятель. В его состав вошло 27 человек, представляющих различные республики.

Кампания стала принимать широкий размах.

В 1928—1929 гг. было организовано около 200 детских демонстраций против пьянства и ал­коголизма взрослых. В Сормове, Вологде, Перми, в других городах и поселках колонны детей несли лозунги: «Вылить всю водку!», «Требуем трезвых родителей!», «Папа, не ходи в монополь­ку, неси деньги в семью!» и даже «Расстреливать пьяниц!». В Иркутске в таком шествии участвовало 15 тыс. детей.

В апреле 1929 г. Совет противоалкогольных обществ послал на месяц в Донбасс специальную противоалкогольную «киноэкспедицию» с докладчиками, кинопередвижкой, фильмами, передвижной выставкой и т. п. Она посетила 28 рудников, провела на них массу демонстраций фильмов, докладов и лекций, кое-где орга­низовала противоалкогольные ячейки.

Развилась практика созыва антиалкогольных конференций — «пьющих девушек» (впервые в Выборгском районе Ленинграда), «пьющей моло­дежи», «пьющих слесарей», «пьющих сезонников» и т. д. Появился новый вид борьбы с алкоголизмом — вызовы через печать бросившими пить своим пьющим приятелям. Рабочий и крестьянин в одном из приволжских сел заключили между собой «социалистический договор на трезвость». Условие было таким: если одна из сторон не удержится от выпивки, то платит неустойку в виде покупки знамени за 15 руб. для пионеротряда. Еще одна форма — рабочие антиалкогольные походы из городов в деревни, впервые организованные в Калуге и Рязани. 4 деревни под Харьковом объединились в сельхозартель имени «Общества борьбы за трезвость». На Украине возник первый антиалкогольный театр. Он разъезжал по Донбассу и, помимо антиалкогольных спектаклей, проводил в клубах антиалкогольные беседы и лекции.

Осенью 1929 г. в Москве были организованы Центральные курсы антиалкогольной про­паганды, которые единовременно посещали 60 активистов из рабочих и крестьян.

Общества борьбы с алкоголизмом ставили в качестве основных задач не просто трезвость, а «борьбу на производстве за промфинплан, снижение прогулов, поднятие трудовой дис­циплины, уменьшение брака», а также «борьбу за обобществление быта, стопроцентную гра­мотность, изживание религиозных предрассудков, за воспитание нового здорового рабочего поко­ления». Основным средством для достижения этих целей считалось «поднятие трудовой энергии и переключение страсти к выпивке на вы­явление путем соцсоревнования и ударничества культурно-созидательных сил рабочего класса». В ту пору были распространены плакаты: «Не пей! С пьяных глаз ты можешь обнять своего классового врага!».

В Москве в 1929 г. ввели новый вид по­мощников милиции в антиалкогольной борьбе — «общественных наблюдателей по алкоголизму». Они выдвигались из числа рабочих «от станка» и были обязательно членами Общества по борьбе с алкоголизмом. Их снабжали специальными мандатами от милиции и полномочиями, при­надлежавшими до того только органам милиции. Эти наблюдатели получили право после проверки составлять протоколы на все государственные, общественные и кооперативные заведения, которые допускают какие-либо нарушения противоалкогольных правил, издаваемых местными Советами, например, продают водку в столовых нарпита или пиво в рабочих клубах, или вино «в местах массовых рабочих прогулок». Подобное нарушение каралось штрафом до 100 руб. Еще один вид антиалкогольной деятельности — «шефство над пьющими»: специальные беседы, общественные выговоры, воздействие через стенгазету, направление в диспансер, выдача зарплаты в известных пределах не самому пьющему, а его семье и т. п. Дружины «по борьбе с шинкарством и пьянством» фотографировали появившихся на работе в пьяном виде и вывешивали фотографии на видном месте. Надо прибавить еще агитацию членов общества трезвости за передачу церквей и синагог под кино и клубы, которая, как сообщалось в отчетах общества, «в некоторых городах развивается довольно широко и на которую дал согласие целый ряд соответствующих органов». Организовыва­лось также соревнование между ячейками «Об­щества» на предприятиях: кто завербует больше новых членов и подписчиков на журнал «Трезвость и

культура».

Можно лишь гадать, повлияла бы эта широкая кампания лет через 5 на число любителей выпить, если бы центральное правительство продолжало поддерживать и подталкивать ее.

Но жизнь распорядилась иначе. В начале 30-х годов официальная антиал­когольная политика сделала крутой поворот. Было дано указание перейти от «узкой антиал­когольной работы к развернутой борьбе за оздо­ровление бытовых условий». Теперь разъяснялось, что «разрешение проблемы пьянства и алкоголизма произойдет само собой по мере роста благосостояния и культуры людей, поскольку при социализме нет почвы для этих буржуазных пережитков». Пока не установлено, кто кон­кретно наверху был инициатором такого поворота. Может быть, сам «великий вождь». Однако в его трудах отсутствуют какие-либо указания на этот счет.

Постановлением НКВД РСФСР от 26 апреля 1930 г. Противоалкогольное общество РСФСР было упразднено и превращено в Московскую областную организацию. Затем в апреле 1932 г. все «Общества по борьбе с алкоголизмом» объединили с «Союзом безбожников» и обществом «До­лой безграмотность» и назвали этот гибрид обществом «За здоровый быт».

Изменилась и медицинская трактовка заболеваний алкоголизмом: теперь принималось во внимание только его влияние на психику. Алкоголь был даже признан лечебным средством. В центральных и местных газетах, еще недав­но так бойко откликавшихся на разные ан­тиалкогольные инициативы и мероприятия, тема борьбы с пьянством фактически исчезла со стра­ниц. С 1930 г. перестали публиковаться статистические данные о производстве и продаже алкоголя, последствиях пьянства и алкоголизма. В наши дни стало известно, что в 1932 г. бы­ли установлены бюджетные отчисления в размере 50 коп. с каждого декалитра произведенного спирта, из которых 37,5 коп. шли в районный бюджет, 12,5 коп.— в республиканский и краевой. Эта мера стимулировала заинтересованность местной администрации в выполнении и перевыполнении плана производства и продажи алкогольных напитков. Среди «ударных строек» 1933 г. были названы сооружения крупных винокуренных заводов в Петровске (Саратов­ская обл.) и Сясьске (Ленинградская обл.).

Во второй половине 30-х годов спиртные напитки продавались свободно, люди привычно ходили в пивные и рестораны. Не были в диковинку даже бильярдные, где продавалось пиво. Пиво и даже водка продавались в столовых предприятий и учреждений. Водка была вполне доступной, при средней месячной зарплате по стране 331 руб. она стоила в среднем 6 руб. 15 коп. за бутылку.

Но, как ни странно, уровень потребления ал­коголя в 30-е годы был сравнительно невысок. Расчет показывает, что в виде водки, виноградного вина и пива в 1940 г. на душу насе­ления потреблялось не более 2,5 л чистого алкоголя.

Конечно, характеристика эволюции проблемы пьянства и алкоголизма в 20—30-х годах была бы более полной, если бы одновременно учитывались и основные социально-экономические и политические события, пережитые страной в этом периоде. Однако связи между этими событиями и рассматриваемой проблемой были весьма неоднозначны. Да и политические оценки многих всем известных событий в наши дни принципиально меняются.

Тем не менее, представления о последовательности событий в алкогольной политике го­сударства и о принимавшихся антиалкогольных мерах необходимы специалистам сами по себе как база для более углубленного осмысления исторического опыта.


источник: Л.Д.Мирошниченко. – Вопросы наркологии. Москва
Tags: аддикции
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments